Аутизм и СДВГ: различать и помогать

Аутизм и СДВГ: различать и помогать

В наши дни, чтобы получить «диагноз», не обязательно обращаться к врачу. Бабушка на лавочке готова припечатать бегающего по двору малыша: «Да он же гиперактивный!» Воспитательница в детском саду может сказать родителям: «Ваш ребенок совсем меня не слушает! И с другими детьми не играет. Он, наверное, аутист?» Что же делать родителям, когда они видят (или им на это настойчиво указывают окружающие), что с их ребенком что-то не в порядке? Закрыть глаза, спрятаться за успокаивающим «Все дети такие, перерастет»? Или срочно принимать меры? Для начала стоит понять, что же скрывается за этими страшными терминами.

Активный или гиперактивный?

Четырехлетний Рома носится, как метеор – дома, в садике, на улице. Слушает сказку, повиснув вниз головой на спорткомплексе, не любит сидеть и вырезать салфеточки и плести коврики из бумажных полосок, зато обожает эстафеты и всякие догонялки-жмурки-бегалки. Ярлык «гиперактивный ребенок», казалось, прилип к мальчику прочно. Но психолог успокоил родителей. Рома легко переключается, если предложить ему что-то интересное, с удовольствием рассматривает с мамой картинки в книжке, подолгу играет с пальчиковыми куклами, разыгрывая

Что же такое «гиперактивный ребенок»?

Его движения хаотические, механические, бесцельные, утомительные – прежде всего, для самого ребенка. Помните, как в сказках потерявшие управление сапоги-скороходы или туфли-самоплясы способны измотать своего хозяина до полусмерти? То же самое происходит и тут: малыш просто не может остановиться. Будто заводная игрушка со сломанной кнопкой «стоп» — движение не успокаивает, не доставляет радость, не дает сбросить накопившуюся усталость. Бегает по кругу, выкрикивает какую-то глупую считалку – а посадишь силой, будет пинать ножку стула, барабанить пятками по полу, ерзать, и никакие уговоры, отвлекающие маневры, обещание сладкого – не сработают.

Внимание такого ребенка перескакивает с предмета на предмет, а разговор – с темы на тему. Самоконтроль отсутствует – малыш может что-то пообещать, например, посидеть молча короткое время, но тут же начинает болтать с новой силой. Дослушать вопрос до конца у него не получается – ребенок бросается отвечать, даже не узнав, что именно у него спрашивают.  Сверстники нередко сторонятся таких ребят: кому же хочется играть с тем, кто то неудержимо хохочет, то так же неудержимо рыдает, перебивает, не слушает, не понимает правил, не желает соблюдать очередность, может вдруг ударить, укусить, толкнуть…

Напоминать, стыдить, ругать, уговаривать – бесполезно. Гиперактивный ребенок просто не в силах справиться с собой. Но гиперактивность – не главная проблема. Это лишь симптом, показатель того, что у ребенка есть какие-то нарушения. Как высокая температура или кашель, гиперактивность только показывает: что-то не в порядке, требуется помощь. Что же это за проблемы?

Синдром дефицита внимания

Игорю трудно сосредоточиться на чем-то, будь то интересная книжка, игра или даже любимый мультфильм. Его внимание, как воробей по веткам, перескакивает с предмета на предмет. Задавая вопрос, он не слышит ответа – на языке уже следующее «почему», причем очень часто  ответ на этот вопрос он получил десять минут назад. Мама заметила, что с ее сыном что-то не так, еще когда тот был совсем малышом. Игорек очень мало и чутко спал, много плакал и с трудом успокаивался, с запозданием начал ползать и ходить, оказываясь в кроватке или манеже постоянно двигался. Впрочем, взрослые не придавали этому значения, считали «израстется – и все само пройдет», тем более, что интеллектуально малыш опережал сверстников. В садик мальчик не ходил, поэтому проблемы в школе обрушились на семью как селевой поток: Игорь не мог выполнить ни одного задания, даже самого простого,  не мог сидеть за партой – все время ерзал, вскакивал, выкрикивал невпопад с места, залезал под стул и пел песни…  Вот тогда-то родители забеспокоились по-настоящему, прошли обследование и узнали диагноз ребенка – синдром дефицита внимания с гиперактивностью, СДВГ.

СДВГ (или СНВГ (синдром нарушения внимания с гиперактивностью), Attention-Deficit/Hyperactivity Disorder (ADHD))  специалисты 21 века считают самым распространенным психоневрологическим расстройством.

Ранее его относили к ММД (минимальным мозговым дисфункциям), но с 1980-го года СДВГ получил свое место и название в международной классификации. Включает, как правило, три основных нарушения – дефицит внимания, импульсивность и гиперактивность.

Откуда же берется СДВГ? Версий много. Возможно, ваш ребенок получил его «по наследству» от кого-то из родителей, или это результат внутриутробной или родовой травмы, а  может – это особенность строения его мозга. Но это отнюдь не самая главная проблема для семьи ребенка с дефицитом внимания. Главное – научить свое чадо справляться с трудностями, управлять собой, держать под контролем проявления синдрома и не винить себя в том, что ты не такой, как все. Хорошая новость: гиперактивность с возрастом сглаживается, «успокаивается», импульсивность поддается контролю, а специальные методики помогают развить устойчивость внимания. Плохая – это тяжелый и изматывающий путь в тысячу шагов, и на это понадобится очень много сил.

Андрей был идеальным младенцем. Часами лежал без сна, молча наблюдая за пылинками в солнечном луче или рассматривая свои пальчики. Не реагировал на резкие звуки, крики старших братьев, шум ремонта за стеной. Правда, малыш очень не любил, когда его берут на руки: начинал громко кричать, плакать, но сразу же успокаивался, оказавшись в своей кроватке. Взрослые не могли нахвалиться таким «удобным» ребенком. Пока… не заметили, что Андрюше совершенно все равно, кто находится рядом с ним. Мальчик не реагировал на лица мамы, папы и братьев, казалось, не слышал, когда к нему обращаются. При этом любая перемена в комнате выбивала его из колеи: сбитая в комок пеленка на столе,  накрытый новым чехлом диван, переставленная кроватка сразу же  вызывали крик и слезы. Или малыш  садился на пол и начинал раскачиваться на месте. В три года, после планомерных наблюдений и консультаций у врачей Андрюше был поставлен диагноз «ранний детский аутизм» (РДА).

Это заболевание наиболее полно описал швейцарский психиатр Л. Каннер (РДА также называют «синдромом Каннера»). Самым основным он считал невозможность для ребенка устанавливать отношения с другими людьми, понимать их и уметь реагировать на жизненные ситуации. Ребенок-аутист живет в собственном мире, в своем пузыре, за рамки которого он выйти не может. Он не умеет сочувствовать – может смеяться, когда мама плачет. Не умеет играть в ролевые игры – только манипулирует предметами или копирует до мелочей подсмотренную у кого-то игру. Постановка диагноза РДА основывается на трех основных качественных нарушениях: недостатке социального взаимодействия, недостатке взаимной коммуникации и наличии стереотипных форм поведения.

Специалисты считают, что СДВГ и аутизм – два взаимоисключающих диагноза. А вот гиперактивность может быть присуща и детям с дефицитом внимания, и  «аутятам».  Впрочем, согласно классификации психических заболеваний, принятым в Европе и CША, расстройства аутистического спектра имеют превосходство над гиперактивными расстройствами, поэтому второго диагноза дети не получают. Внешние проявления могут быть очень похожими – ребенок не может остановиться, сдержаться, контролировать себя, соотносить свое поведение с требованиями взрослых – но причины, вызывающие эти проявления, могут быть разными.

Поэтому мы советуем родителям не ставить своему чаду «диагноз по интернету» — велик риск принять норму за нарушение, одно расстройство за другое – а последствия будут непредсказуемыми. Если что-то в поведении и реакциях ребенка вызывает у вас тревогу, не ждите, что проблема рассосется сама собой. Чем раньше вы обратитесь к специалистам – психологу, психиатру, неврологу, чем скорее сможете понять, какие проблемы не дают нормально развиваться вашему ребенку, тем легче будет помочь малышу справиться с коварной «подножкой» болезни. Работать придется много. Последовательно, планомерно, даже когда опускаются руки, нет сил,  хочется спрятаться под одеяло с головой. Не боритесь с диагнозом – помогите своему ребенку жить. Просто жить. Без ярлыка.

Леонид Чутко, профессор, руководитель центра поведенческой неврологии Института  мозга человека им. Н.П.Бехтеревой РАН, д.м.н., невролог-психотерапевт (Санкт-Петербург). 
«Прежде всего, родители должны отвести ребенка к неврологу на обследование, ведь иногда под маской СДВГ скрываются другие заболевания. Лучше это сделать в специализированном центре, чтобы при необходимости сразу же получить консультации у психотерапевта и  психолога. Неврологическое обследование показывает, что у пациентов с СДВГ, как правило, имеются нарушения тонкой моторики (мелких движений рук). Кроме того, у большинства пациентов с СДВГ наблюдаются проявления статико-моторной недостаточности (неуклюжесть). Большое значение имеет такое исследование, как электроэнцефалография (ЭЭГ), которая дает возможность определить состояние отдельных участков мозга.

Кроме бесед с членами семьи, наблюдений за поведением ребенка во время игр и занятий, для постановки правильного диагноза чрезвычайно важна психологическая диагностика. Психологи используют специальные методики, позволяющие оценить степень нарушений высших психических функций, определить отклонения в эмоциональной сфере.

В совокупности эти методики позволяют  выявить степень сложности заболевания  и выбрать наиболее правильную, строго индивидуальную тактику лечения. Лечение СДВГ должно быть комплексным, включать не только медикаментозную терапию, но и психологическую коррекцию. Родителям необходимо понять, что в сложившейся ситуации ребенок не виноват. Комплекс вины не должен сформироваться и у родителей. Безусловным фактором улучшения является создание позитивной модели отношения к ребенку. Если ребенок действительно болен, то ругать его за гиперактивность не только бесполезно, но и вредно, в таких случаях его  можно только критиковать. Необходима согласованность действий папы, мамы, бабушки, дедушки в вопросах воспитания ребенка.

Кроме этого необходима медикаментозная терапия, которая должна носить рациональный характер и направлена на звенья развития заболевания. При этом лечение должно быть индивидуальным и назначаться с учетом данных обследования. Часто в лечении СДВГ используются ноотропные препараты, улучшающие память, внимание, мышление. При этом лечение должно быть индивидуальным и назначаться с учетом данных обследования.

Также, для лечения детей используется транскраниальная микрополяризация (ТКМП) — воздействие очень слабым электрическим током на определенные зоны мозга.

Такое лечение позволяет уменьшить проявления функциональной незрелости головного мозга, лежащей в основе многих проблем, в частности, задержек речевого развития. Важным является отсутствие побочных эффектов и хорошая переносимость процедур. Применение ТКМП позволяет улучшить показатели памяти и внимания, снизить гиперактивность и импульсивность.  При нарушениях в развитии речи после проведения курса ТКМП отмечается улучшение речевой активности, лексико-грамматического строя речи, расширение активного словаря, дети стремятся использовать более сложные предложения.

Только в случае подобного подхода специалистов и родителей к решению проблем гиперактивного ребенка происходит последовательное единодушное воспитание и обучение, способствующее полнейшей реализации потенциала ребенка и  снижению его эмоционального напряжения».

Ребенку поставлен диагноз аутистического расстройства.
Что дальше?

Елисей Осин, психиатр детской психиатрической больницы N6 и в Центре Диагностики и Консультирования РОСТ. 

Есть несколько вещей, которые очень хорошо нужно представлять про аутизм.

Во-первых, у нас до сих пор нет лекарства от расстройств аутического спектра, хотя прямо сейчас тысячи ученых ищут его.

Во-вторых, аутизм — это на всю жизнь, от него нет исцеления и его невозможно перерасти. Он здесь, у нас дома, и даже если мы будем делать вид, что его нет, он никуда не денется.

В-третьих, аутизм изучают уже почти семьдесят лет, а это значит, что мы многое про него знаем. Знаем, что помогает, а что нет. Знаем, как учить ребенка говорить и социализироваться. Как учить детей пользоваться туалетом и ухаживать за собой. Мы знаем, чем могут помочь лекарства, а чего сделать они никогда не смогут. Знаем, как помочь подросшему ребенку в школе, а потом и в самостоятельной жизни.

Лечение аутизма — это не одно героическое усилие, а кропотливая и многолетняя работа. Но именно она, а не поиск чуда, приносит результаты, порой замечательные и совершенно неожиданные!

 

Источник http://letidor.ru/

 

Предыдущая Плач Кыз-жибек
Следующая Великий Махатма Ганди

0 Комментарий

Комментариев пока нет!

Вы можете быть первым оставив комментарий на этом посту!

 

Top