Почему мы делим людей на своих и чужих и можно ли это изменить

Почему мы делим людей на своих и чужих и можно ли это изменить

фото: https://mtdata.ru/ 

Человеческая история полна примеров того, как одна группа людей может быть жестока по отношению к другой. Крестовые походы. Рабство и сегрегация. Евгеника и нацизм. Исследования показывают, что мы определяем, кого считать «своим», а кого «чужим», с поразительной скоростью – мозг делает это еще до того, как подключается сознание.

На нашей планете регулярно происходит различное соперничество: конкуренция между фирмами, спортивные соревнования, войны и другие его виды. 

Стремление человека постоянно создавать себе образ врага выглядит неприятно и пугающе. Однако есть повод для оптимизма: не мы такие, а эволюция заставила. Большое количество данных свидетельствует, что разделение мира на Нас и Их – это наследие эволюционных предков, глубоко укоренившееся в нашем мозге. Мы обнаруживаем различия между своими и чужими с потрясающей скоростью. Подключите кого-нибудь к МРТ-сканеру, который указывает на активность в различных областях мозга при определенных обстоятельствах, и прокрутите перед ним фотографии лиц, которые сменяются с периодичностью в двадцатую долю секунды. Вы обнаружите, что даже при таком минимальном воздействии мозг успевает определить, кто свой, а кто чужак – информация о лицах обрабатывается по-разному.

В книге «Биология добра и зла» нейробиолог Роберт Сапольски рассказывает, что наш мозг прямо-таки запрограммирован разделять людей на своих и чужих.

Даже младенцы делают это, едва научившись различать лица. И конечно, так поступают все взрослые люди вне зависимости от культуры и личных убеждений.

Разделение на своих и чужих часто происходит автоматически — неуловимо быстро, без контроля сознания, и лишь потом осмысляется и объясняется тем или иным образом.

Например, в экспериментах с распознаванием лиц выяснили, что мозгу хватает десятой доли секунды, чтобы определить, что на фотографии человек другой расы. В ответ на такие снимки у испытуемых возбуждалась миндалина — главный тревожный центр мозга, чутко реагирующий на угрозу.

Похожую ситуацию наблюдали в тесте с картинками и ассоциациями. Людям дали на выбор две фотографии — представителей своей и чужой расы, а также два слова, обозначающих нечто позитивное и негативное.

Когда участникам нужно было нажимать на кнопку в ответ на пару «„свой“ человек + позитивное слово» или «„чужой“ + негативное», они реагировали куда быстрее, чем если задание было противоположным.

Мозгу сложнее сочетать «своих» с негативом и «чужих» с позитивом, возникает диссонанс, и реакция тормозится.

Конечно, мы разделяем людей не только по признакам расы и национальности. Категорий куда больше: пол и возраст, социально-экономический статус, образование, внешний вид, музыкальные вкусы, политические взгляды, предпочтения по домашним питомцам.

В одном эксперименте люди разделились на своих и чужих в зависимости от того, преувеличивали они или преуменьшали количество точек на экране. Даже такого пустяка было достаточно, чтобы у них установилась повышенная кооперация внутри группы и сформировалось тяготение к «своим».

В этом эксперименте люди просто лучше относились к похожим на себя членам группы, не испытывая при этом негатива к тем, кто думал по-другому. Но к сожалению, в жизни все бывает гораздо серьезнее.

Почему мы так легко признаем своих хорошими, а чужих — плохими

В разных культурах и на протяжении всей истории люди относились предвзято по отношению к «своим». Мы самые мудрые, самые отважные, самые нравственные представители человечества. Наша пища – самая вкусная, наша музыка – самая мелодичная, наш язык – самый поэтичный, а наша страна – величайшая на планете. По результатам исследований, проводимых на спортивных стадионах, болельщики с большей вероятностью помогли бы человеку в атрибутике их любимой команды.

Ключевой вопрос: хотим ли мы, чтобы все было хорошо у нас – то есть, максимизировать уровень благополучия в нашей собственной группе – или мы хотим, чтобы у нас было лучше, чем у них, тем самым максимизируя разрыв между своими и чужими? Проигрыш ненавистного соперника в соревновании так же важен, как победа любимой команды: оба результата аналогично активируют мозговые пути, связанные с наградой и нейромедиатором допамином. Однако такой выбор может быть фатальным: если у вас есть три палки и две землянки, а у них лишь по одной, глупо думать, что вы одержали победу в Третьей мировой войне.

Мы легко прощаем представителям своей группы ошибки, просчеты, плохие поступки и даже преступления. Когда наши противники делают что-то неправильно, мы принимаем это как данность: «Ну, это же они!» Однако когда ошибается кто-то из своих, мы склоняемся к ситуационным интерпретациям: обычно мы не такие, просто так сложились обстоятельства.

Но в то время, как свои воспринимаются правильными, гуманными и здравомыслящими, чужие получают все нелицеприятные эпитеты. Люди склонны к обобщению и с легкостью связывают даже то, что по идее никак не соотносится. 

Рациональна или нет наша неприязнь к чужакам? 

Деление на своих и чужих требует вовлечения различных когнитивных процессов. Мы уверены, что все представители неприятной нам стороны одинаково плохи. Это эссенциализм. Например, чтобы объяснить, почему кто-то из чужаков вступился за вас, приходится делать логическую уловку: «Наверное, этот человек не такой, как они».

Однако деление на своих и чужих – эмоциональный процесс. Джонатан Хайдт из Нью-Йоркского университета показал, что часто осознание является оправданием нашим чувствам: мы пытаемся убедить себя, что ненавидим кого-то по рациональным причинам. Как мы уже говорили, при виде лица врага активируется миндалина. Критически это происходит задолго до того, как более когнитивные области мозга успевают обработать информацию.

О чужих говорят с насмешками и сарказмом, представляют их как незатейливых людей с простыми эмоциями, притупленным чувством боли и низкими устремлениями. Понятно, что такое мнение возможно только при чудовищных обобщениях и часто отсутствии непосредственного контакта. Например, когда плохим объявляется целый народ, а не отдельные его представители.

Наша когнитивная сторона, пытаясь поспеть за эмоциями, порождает мгновенную фактоидную или правдоподобную фальсификацию, которая объясняет, почему мы так ненавидим этого человека или группу. Мы принимаем лишь те факты, которые поддерживают нашу точку зрения и скептически оцениваем то, что говорит не в нашу пользу.

Чужаки — это однородная масса безликих единиц. Мы — это отдельные личности.

Еще одним барьером, отделяющим Нас от Них, является гормон окситоцин. Это вещество побуждает людей к совместным действиям и делает их более щедрыми и доверчивыми. Однако его действие распространяется только на членов вашей собственной группы. Отношение к людям из других групп этот гормон не изменяет ни в лучшую, ни в худшую сторону.

Можно ли с этим справиться и как это сделать

Полностью избавиться от склонности делить людей на своих и чужих невозможно, да это и не нужно. Подозрение к чужакам — это обратная сторона потрясающего чувства общности со своими, которое приносит море удовольствия любому человеку.

К счастью, помимо бессознательных реакций, у нас есть еще и сознательные. И именно они помогут избавиться от неоправданной и слепой ненависти.

Остерегаться обобщений, чтобы увидеть человека

В первую очередь важно победить обобщения. Отказаться от мысли, что чужие — безликая масса, априори тупая и враждебная. Как мы уже упоминали ранее, свои — это далеко не всегда люди вашей национальности или одинаковых политических взглядов.

Мы можем почувствовать общность по множеству разных признаков. Главное — разглядеть человека.

Сапольски приводит прекрасный пример того, как можно изменить отношение даже к врагу, если найти с ним что-то общее.

В главе «Свои против чужих» он рассказывает историю про то, как во Вторую мировую войну британские тайные агенты похитили немецкого генерала Генриха Крайне и совершили марш-бросок к побережью, чтобы доставить его на корабль.

Однажды, когда группа увидела вершины гор на Крите, генерал Крайне пробормотал вполголоса по-латыни первые строки оды Горация. Британский командир Патрик Ли Фермор подхватил стихи, и оба осознали, что они «испили из одного источника». После этого Фермор заботился о генерале, перевязывал ему раны и обеспечивал безопасность во время марш-броска. Они общались и после войны.

Еще один показательный пример из той же главы — рождественское перемирие во время Первой мировой войны. Солдаты с обеих сторон пели, молились и веселились вместе, играли в футбол и дарили друг другу подарки. На короткое время британцы и немцы перестали видеть друг в друге врагов. Чужими для них стали те, кто отсиживается в тылу.

Постараться понять чужую точку зрения

Наши убеждения прочно врастают в картину мира и иногда кажутся незыблемыми. Сложно сомневаться в своем мнении, особенно если оно напрямую связано с самооценкой.

Но если вы уже отказались от обобщений, признав, что чужие — это не серая масса, а такие же люди со своими хорошими и плохими качествами, следующим шагом будет попытка понять их точку зрения.

Это помогает изменить даже автоматическую реакцию на расовые признаки. В одном эксперименте участникам предложили посмотреть на портреты людей и предположить, какой овощ им понравится. Во время выполнения задачи у испытуемых не обнаружили автоматического ответа миндалины на фото представителей другой расы.

Сапольски предполагает, что так произошло из-за того, что в рамках задачи людей наделили индивидуальностью и попытались разобраться, что может им понравиться. А ведь для этого нужно представить человека в магазине или ресторане, подумать, что он чувствует, когда пробует тот или иной продукт.

Пытаясь понять кого-то другого, вы включаете «разумную» часть мозга — дорсолатеральную префронтальную кору (длПФК), которая подавляет автоматическую реакцию миндалины на угрозу и помогает принимать продуманные и взвешенные решения.

Это не значит, что вы обязаны понимать абсолютно всех и оправдывать любые действия (а возможно и такое). Но если на место слепой ненависти к «чужим» и бездумного оправдания «своих» встанут размышления и попытки разобраться — мир, вероятно, станет немного лучше.

Ассоциативные ряды. Если вы хотите немного уменьшить бессознательную неприязнь, есть одна хитрость. Прежде чем человек начнет ругать своих неприятелей, напомните ему о его любимой знаменитости из чуждого общества – создайте контрстереотип. Другой мощный когнитивный инструмент – перспектива. Представьте себя на месте своего врага. Как бы вы себя чувствовали?

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Без активной гиперссылки на материал Sauap.org копирование запрещено!

Ссылки: https://lifehacker.ru/delenie-na-svoix-i-chuzhix/, https://futurist.ru/articles/1029?ysclid=l8peeub4st702971550

Предыдущая Двупалые — таинственное племя людей-страусов
Следующая Товарный знак на миллионы долларов в год: кто «изобрел» смайлик и превратил его в финансовую империю

0 Комментарий

Комментариев пока нет!

Вы можете быть первым оставив комментарий на этом посту!

7 − 4 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

 

Top