Влюбленная в радиацию жертва науки: как Мари Кюри изменила мир

Влюбленная в радиацию жертва науки: как Мари Кюри изменила мир

фото: https://i.pinimg.com/ 

Она мечтала изменить мир и облагодетельствовать человечество. Мария Кюри сумела совершить то, что ее современники-ученые считали невозможным. Вот только за свои достижения ей самой пришлось заплатить страшную цену. До сих пор тысячи ученых, работающих в самых разных областях — от лечения рака до археологии и астрофизики, — продолжают опираться на ее работы по радиации.

Имя известнейшей в мире женщины-физика, Марии Склодовской-Кюри, по-прежнему остается на слуху и украшает научно-исследовательские институты, больницы, школы, премии и благотворительные фонды. Сохранился и ее образ: чаще всего это строго одетая дама, помешивающая котел с урановой смолой в продуваемом сквозняком парижском сарае. Что прославило и что убило женщину в молодом возрасте? 

Об ученых принято писать, подчеркивая их научные достижения; в случае Марии Склодовской — Кюри хочется показать, что ее научная биография не отделена от ее женской судьбы. Изучение жизненного пути этой женщины-легенды способно удивить и даже поразить жизненными перипетиями, порадовать счастливыми моментами в ее жизни и вызвать сочувствие при трагических поворотах судьбы. Что же принесло Марии Кюри всемирную славу и что позволило назвать ее одной из самых выдающихся женщин XX века?

Потеря веры и обретение образования

Мария (Маня) Саломея Склодовская родилась 7 ноября 1867 года в Варшаве. Ее родители, будучи педагогами, следили за тем, чтобы дочери получали такое же по качеству и полноте образование, как и сын.

Еще в раннем возрасте Марии родители заметили ее интерес к науке и помогали девочке получать новые знания. Она читала все книги, которые были дома,  и хотя родители осознавали, что не все доступно ее пониманию, они не препятствовали чтению. Но особо Марию интересовало оборудование для научных экспериментов, которое отец приносил домой. Он охотно отвечал на все вопросы девочки, радуясь ее познаниям. Позже он скажет:  «Никогда, со дня своего появления на свет, она ничем меня не огорчала».

Но трудности не миновали семью: три непредвиденных обстоятельства больно ударили по семейному благополучию и счастью: увольнение с работы отца, известного борца за независимость Польши, смерть от тифа старшей сестры Марии и долгая мучительная борьба ее матери с туберкулезом.  В 10 лет Мария потеряла мать.  С того времени она производила впечатление не по годам серьезного подростка, готового взять на себя ответственность за членов семьи. Это оказало глубокое влияние на Маню и подпитывало пожизненную борьбу с депрессией, а также формирование ее взглядов на религию. С момента утраты девочка больше не верила в благосклонность бога.

Хорошая домашняя подготовка и упорство позволили Марии в 15 лет окончить гимназию с золотой медалью. Она хотела бы продолжить обучение, но не могла по причине финансовых трудностей и из-за того, что в Польше девочкам был закрыт путь в высшие учебные заведения.

Она и ее старшая сестра Бронислава хотели учиться дальше, но Варшавский университет не принимал женщин. Чтобы получить желаемое, им пришлось покинуть страну. 

Впоследствии Мария скажет: «Жизнь не является легкой ни для кого из нас. Ну и что из этого? Мы должны иметь настойчивость и решительность». Именно эти черты стали определяющими в характере Марии.

Мария и ее сестра Бронислава приняли решение обучаться в Париже по очереди — только так позволяли им финансы: сначала Бронислава, затем Мария. Для оплаты за обучение Брониславы на медицинском факультете в Сорбонне Мария работала гувернанткой в Польше, не оставляя мысли о получении высшего образования. Каждая свободная минутка использовалась Марией для чтения и самообразования, и она окончательно поняла, что ее призвание это физика и математика. Мария решила во что бы то ни стало получить высшее образование.

Наконец, в 1891 году Мария стала студенткой университета Сорбонны в Париже. По ее собственному выражению, «Мне открылся новый мир, мир науки». Этому миру и будет посвящена вся жизнь Марии. Высокие баллы на вступительных экзаменах позволили Марии поступить на отделение физики и химии, где из 1800 студентов только 23 были женщинами. Зарегистрировавшись в Сорбонне, она подписалась как «Мари», чтобы больше походить на француженку.

Мария хотела сломать стереотипы, преобладающие даже в либеральной и демократической Франции, о неприспособленности женщин к научной деятельности. Она учила французский язык, усердно занималась и проводила много времени в лаборатории. Это было ей не в тягость, не пугали ее и материальные трудности, когда денег едва хватало на чай и хлеб. Однажды Мария упала в голодный обморок, и сестра Бронислава, которая в это время уже была замужем, забрала Марию к себе.

Один из профессоров организовал для Мари исследовательский грант на изучение магнитных свойств и химического состава стали. Благодаря проекту она познакомилась с опытным исследователем Пьером Кюри.

К тому времени Пьер был известным ученым, активно занимался наукой и не желал создавать семью. По его мнению, женщины, в основном, были пустышками, с которыми не о чем поговорить: «Умственно одаренные женщины – редкость». Первая же встреча с Марией поразила его – он нашел девушку, с которой можно было часами говорить на темы, которые интересовали их обоих, поразил контраст между хрупкой фигурой Марии, живым лицом с нежной кожей и ее руками со следами ожогов, полученных при работе в лаборатории. Через год, в 1895 году, Пьер сделал ей предложение, и Мария согласилась стать его женой. В 1895 году они стали счастливыми родителями: у них родилась дочь Ирен.

Первая женщина-доктор наук во Франции

Вся медицина, основанная на облучении людей, восходит к Мари Кюри.

Ранние исследования Мари вместе с мужем часто проводились в тяжелых условиях. Лаборатория походила на сарай, работа требовала физического труда. Паре приходилось много преподавать, чтобы зарабатывать на жизнь.

Мари заинтриговали сообщения немецкого физика Вильгельма Рентгена об открытии рентгеновских лучей и вести французского физика Анри Беккереля о лучах, испускаемых солями урана. Она заметила, что образцы минерала, называемого настураном, который содержит урановую руду, были гораздо более радиоактивными, чем чистое вещество. Дальнейшая работа убедила ученую, что очень высокие показания радиации, которые она получала, не могли быть вызваны одним лишь ураном — в настуране скрывалось что-то еще. Мари была убеждена, что открыла новый химический элемент, но другие ученые сомневались в ее результатах.

В конце концов супруги доказали, что излучение исходит не от какой-то периферийной химии, возникающей в результате молекулярных взаимодействий, а из глубины атома. Идея казалась поразительной, поскольку атом должен был быть основным, нерушимым строительным блоком любого элемента.

В 1898 году пара опубликовала заключение: висмутоподобное соединение содержит ранее неизвестный радиоактивный элемент. Они назвали его полонием в честь родины Мари, Польши. Позже ученая впервые ввела термин «радиоактивность». 

В следующем году супруги Кюри открыли новый элемент, названный «радием» (от латинского слова «ray» — луч) — он оказался в 900 раз радиоактивнее полония. Только в 1902 году супруги путем переработки смогли получить и увидеть радий: он имел серебристо-сине-зеленое свечение, и они любовались пробирками, светящимися ночью. Тогда никто не знал об опасности излучения. Идея невидимого субатомного мира, из которого исходит радиоактивность, была подхвачена другими.

фото: http://dagpravda.ru/ 

Мария Кюри создала направление, получившее название «химия невидимого». Начался век ядерной физики.

В 1903-м Мари стала первой женщиной во Франции, защитившей докторскую диссертацию. Вместе с Анри Беккерелем пара Кюри стала лауреатами Нобелевской премии по физике за вклад в понимание феноменов излучения. На первых порах номинационный комитет возражал против включения женщины в список лауреатов, но Пьер настоял на том, что первоначальное исследование было проведено именно его женой.

В это время всемирного признания прозвучал первый тревожный звонок: супруги Кюри не смогли приехать в Стокгольм для получения премии (ее получил представитель Франции) по причине плохого самочувствия. Пьер и Мария быстро уставали, имели плохо заживающие ожоги на руках. Тем не менее, жизнь продолжалась, и в 1904 году Мария родила вторую дочь, Еву. Пьер стал профессором Сорбонны, ему была выделена лаборатория, но несчастный случай оборвал его жизнь в 1906 году: Пьер попал на дороге под колеса конной повозки. Мария в 39 лет стала вдовой с двумя дочками на руках.

фото: https://pbs.twimg.com/ 

Восстановиться после страшного удара судьбы ей помогла работа: в знак признательности заслуг Пьера, университет Сорбонны разрешил ей занять его место.

Поощрение женского образования и жертва во имя науки

В 1911 году ученая получила вторую Нобелевскую премию, на этот раз по химии, в знак признания ее работы в области радиоактивности. Она также приняла медаль Дэви Королевского общества. Президент США Хардинг от имени женщин Америки подарил ей один грамм радия в знак признания заслуг в науке. Затем новый президент США Гувер преподнес ей 50 тыс. долларов, пожертвованные на покупку радия для использования его в лаборатории в Варшаве. С 1922-го Мари стала членом комитета Лиги Наций по вопросам интеллектуального сотрудничества.

Мари обучала будущих преподавательниц, отказываясь от зубрежки в программе по естественным наукам в пользу практических экспериментов. Многие из ее учеников впоследствии стали врачами, учеными и преподавателями.

На протяжении жизни женщина активно пропагандировала использование радия для облегчения страданий. Во время Первой мировой войны она посвятила себя лечебной работе. Обеспокоенная качеством медицинской помощи солдатам, Мари изобрела рентгенологические автомобили. Их использовали для диагностики травм. В качестве директора радиологической службы Красного Креста она совершила поездку по Парижу, прося деньги, материалы и транспортные средства, которые можно было бы переоборудовать. Она работала в пунктах оказания помощи раненым недалеко от линии фронта, делая рентгеновские снимки, чтобы обнаружить переломы, пули и осколки.

После войны ученая много трудилась, чтобы собрать деньги для Радиевого института в Париже, чьим директором она стала. Однако к 1920 году у нее появились проблемы со здоровьем, скорее всего, из-за воздействия радиоактивных материалов. 

По трагической иронии судьбы, 4 июля 1934 года в возрасте 66 лет Мария Кюри умерла от болезни, вызванной радиацией — опять первая, кто умер от этой неведомой болезни. Можно сказать, что она принесла себя в жертву научным исследованиям. До сих пор ее бумаги и документы радиоактивны и содержатся в специальных свинцовых ящиках.

В 1995 году останки Марии и Пьера были перезахоронены во французском Пантеоне — месте захоронения известных людей.

Оценивая вклад Марии Кюри в науку, Альберт Эйнштейн, в доме которого Мария гостила, и где они вели продолжительные беседы о проблеме радиоактивности, отметил, что в одном человеке редко сочетаются вместе все качества, какие были у Марии. Особо он отметил высокие моральные принципы, на которых Мария Кюри основывала свои научные исследования: честность и бескорыстие.

Мария была хорошей матерью: дочь Ева стала журналистом и написала книгу о Марии Кюри, Ирен продолжила дело матери и получила Нобелевскую премию по химии, став второй женщиной среди ученых, отмеченных этой почетной наградой. Казалось бы, все цели жизни Марии достигнуты. Но вот что сказала Мария в последние годы жизни: «Нет необходимости вести такую противоестественную жизнь, какую вела я. Я отдала много времени науке потому, что у меня было к ней стремление, потому что я любила научное исследование… Все, чего я желаю женщинам и молодым девушкам, это простой семейной жизни и работы, какая их интересует». Немного грустное заявление, но Мария Кюри шагнула в бессмертие именно благодаря науке.

Мари получила еще одну награду, уже посмертно, в 1944 году, когда был открыт 96-й элемент в периодической таблице. Его назвали в ее честь — «кюрий».

Многие потомки Марии Кюри тоже стали Нобелевскими лауреатами. Можно сказать, что наследие Марии Кюри живет до сих пор. Внучка Марии Кюри — Элен Ланжевен-Жолио прославилась своей работой по активному поощрению женщин к карьере в научных областях.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Без активной гиперссылки на материал Sauap.org копирование запрещено!

Ссылки: https://postnews.ru/a/19061, https://swan-swan.ru/articles/nauka/mariya-kyuri-i-himiya-nevidimogo-nachalo-veka-yadernoy-fiziki/?ysclid=la7m4matwp738601600

Предыдущая Сутулость и сколиоз — не одно и то же. Все, что нужно знать об осанке и ее коррекции
Следующая Почему нас раздражает вопрос «Вам что-то подсказать?»

0 Комментарий

Комментариев пока нет!

Вы можете быть первым оставив комментарий на этом посту!

шестнадцать − 5 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

 

Top